В феврале 1961-го Советский Союз отправляет к Венере космический корабль. Это одна из первых попыток исследовать другую планету. Увы, проходит семь дней, и ответа на позывные землян нет...

2 месяца назад

Последние записи Самые «вкусные» фильмы by oko.ru

В феврале 1961-го Советский Союз отправляет к Венере космический корабль. Это одна из первых попыток исследовать другую планету. Увы, проходит семь дней, и ответа на позывные землян нет. Контакт с кораблем потерян.
Ровно через год в СССР на широкие экраны выходит кинофильм «Планета бурь».

Планета бурь

Народ валом валит в кинотеатры. Так вот он, потерянный космический корабль. Невозможное свершилось: нашлась исчезнувшая межпланетная станция, причем с людьми. Зрелище буквально завораживает. Кажется, что фантастика стала реальностью. Происходящее на экране настолько достоверно, что повергает всех в шок и у нас, и за рубежом. Причем не только простых зрителей, но и специалистов. Пройдет тридцать лет, и эта история получит еще одно неожиданное продолжение.

Великие комбинаторы

В апреле 1992 года некий иностранный специалист спешно покинул нашу страну. Без задержки он прошел таможенный контроль. Самолет взял курс на Лос-Анджелес. Тогда еще никто не знал, что в багаже американца находились ценные документы: схемы инопланетных станций, технические расчеты космических кораблей, формулы реактивного топлива.

Ничем не приметный американский гражданин прибывает в Санкт-Петербург 5 апреля 1992 года сроком на неделю. Его мало интересуют красоты города, он берет такси и называет адрес «Мельничная, дом 4». Американец ищет киностудию «Леннаучфильм». В дирекции заморский гость не задерживается, просит показать ему студию.

Визитер ищет радиоуправляемые машины и блоки космических станций. Он видел все это в фильмах режиссера этой студии Павла Клушанцева. Это имя хорошо известно создателям спецэффектов всего мира. Кинокартины Клушанцева на десятилетия опередили время. Вот оно, будущее землян. На экранах космос становится понятным и доступным во многом благодаря кинотрюкам.

Самолет пикирует на город, вагоны падают в пропасть, вулкан брызжет потоком лавы, отрубленная гигантская голова богатыря разговаривает - для искусства спецэффектов не существует ничего невозможного. Советские операторы и художники комбинированных съемок были настоящими волшебниками. Мастерство отечественных специалистов по визуальным эффектам заставляет нас верить в «великую иллюзию». Главное, чтобы зритель не увидел, как его обманывают. Все то же самое в цирке делает фокусник.

Месть кинооператора

Еще в 1908 году русский изобретатель Владислав Старевич впервые превращает насекомых в актеров. Искушенные журналисты пишут: «Старевич изобрел удивительный способ дрессировки насекомых». Зрители потрясены.
Сегодня многие не знают, что на заре кинематографа объемная мультипликация относилась к кинотрюкам. Просматривая фильм «Месть кинооператора», снятый Старевичем в 1912 году, трудно понять, в кадре настоящие насекомые или муляжи. На самом деле это бутафорские куклы ростом 20-25 см.

О мастерстве русских в области киноэффектов хорошо осведомлен и таинственный посетитель «Леннаучфильма». Еще бы, ведь это был сам Роберт Скотак – едва ли не самый известный в мире постановщик спецэффектов в кино, получивший «Оскары» за фильмы «Чужие» и «Терминатор-2».
Приезд на студию «Леннаучфильм» иностранец директору компании объясняет просто: «Готовлю книгу о русских мастерах по созданию спецэффектов». Особенно Скотака интересуют подводные сцены из ленты Клушанцева «Планета бурь» 62 года. Гостю объяснили, что космонавты были подвешены на тросах, привязанных к поясам. И все это снималось через аквариум.

В «Планете бурь» режиссер предугадывает очередную веху освоения космоса – исследование человеком другой планеты. Павел Клушанцев показывает всему миру первоклассную советскую кинофантастику. На расходы не скупятся. Только один инопланетный вездеход обходится в 200000 рублей, то есть как сорок автомобилей «Волга» - лучших советских машин того времени.
На Венере извержение вулкана. Кипящий поток заливает поверхность планеты. Сцену снимают в павильоне, а поразившую Роберта Скотака лаву доставляют на площадку прямо с хлебозавода. Это было подкрашенное люминесцентными красками тесто, изготовленное по специальному рецепту, подсказанному режиссеру пекарями.

После триумфа на нескольких крупных фестивалях «Планету бурь» покупают США. Однако в подлиннике американцы фильм так и не увидят. В Голливуде его перемонтируют, многое удалят и вставят новые сцены.

Путешествие на доисторическую планету

В 1965-ом на экраны США выходит лента «Путешествие на доисторическую планету». Космонавты из СССР становятся отважными американскими астронавтами не только по сюжету фильма. Удивительным образом русские имена исполнителей превращаются в американские. В частности, Георгий Жженов становится вымышленным актером Куртом Боденом. В титрах нет даже упоминания о русском режиссере Клушанцеве. И такое неприкрытое воровство советской кинофантастики стало обычной практикой Голливуда.
Середина 1930-х. Практически вручную возводятся гиганты первых пятилеток. «Догнать и перегнать Америку» - этот лозунг относится и к кинематографу. На эксперименты и трюки в кино денег не жалеют. Режиссер Александр Птушко применяет почти все кинотрюки, известные на тот момент.

Картина «Новый Гулливер» 35 года. Буквально сказка становится реальностью. Здесь впервые в истории люди и куклы соединяются не через монтаж, а находятся в одном кадре. Рабочие материалы киноленты показывают на Венецианском фестивале. Публика в восхищении вскакивает с мест. Зрители единодушны: на свете существует настоящий киносказочник. Его имя – Александр Птушко.

Птушко искусно оживляет героев. В одной сцене режиссер применяет покадровую съемку с шарнирными муляжами. Один шаг маленького человечка – 8-9 фаз. Также использовались куклы, которые в кадре двигались самостоятельно - у них внутри находился механизм, как в заводных игрушках. Всего для «Нового Гулливера» изготавливается около 1500 кукол, причем с разными гримасными выражениями.

Золотой ключик

А уже в 1937 году на съемках своей следующей киносказки «Золотой ключик» Птушко требует от специалистов по комбинированным съемкам выполнения практически неразрешимой задачи. Он хочет, чтобы в одном кадре были задействованы куклы, объекты и актеры, причем в различных масштабных пропорциях. В финале фильма за Буратино и его друзьями прилетает огромный летучий корабль. В чем секрет кинотрюка? Был использован метод перспективного совмещения.

Для того чтобы получить на экране сорокаметровый корабль, достаточно подвесить перед аппаратом небольшую модель корабля. По условиям мизансцены, из бортового люка корабля должна спуститься по трапу на площадь группа матросов. Для того чтобы снять эту сцену, в макете корабля была сделана сквозная поперечная прорезь. Декорационный фрагмент борта корабля, сделанный в натуральную величину, удалялся от аппарата вглубь площади метров на сорок.

Итак, макет установлен перед камерой. Актеры готовы к спуску по трапу. Совмещение всех деталей в объективе идеальное. Мотор – и на экране полная иллюзия гигантского корабля.

Как оказывается, Роберт Скотак давно наблюдает за работой советских мастеров по созданию кинотрюков. В своей книге он пишет, что при работе над «Терминатором-2» вдохновлялся короткометражным фильмом «Яблочко», снятым художниками братьями Никитченко в 46 году. В нем крошечный матрос танцует на клавишах рояля, а потом превращается в какой-то механизированный скелет.

1946 год, разоренная и обессиленная страшной войной страна. В это самое время на киностудии «Союздетфильм» вовсю идет работа над научно-исследовательской короткометражкой. С самого начала оператор Михаил Кириллов и художники Никитченко ставят перед собой фантастическую задачу: показать всему миру безграничные возможности спецэффектов. Работа над пятиминутным фильмом занимает несколько месяцев. Фильм не попадает на широкий экран, ведь это всего лишь эксперимент. Киношедевр «Яблочко» время от времени демонстрируют студентам киноинститутов.

Сегодня американские специалисты по визуальным эффектам называют эту короткометражку «Русским Терминатором». Для голливудских мастеров остается загадкой, каким образом семьдесят лет назад в разрушенной войной стране сняли настолько дорогостоящий и технически трудный фильм.

Дорога к звездам

Помимо «Планеты бурь», Скотаку хорошо известна только одна картина Клушанцева - «Дорога к звездам». Американец надеется увидеть на киностудии другие работы мастера. Но Клушанцев больше не работает на «Леннаучфильме». В семидесятые у него возникли творческие разногласия с новым директором студии, и ему пришлось уйти.

Его имя в нашей стране практически забыто. А ведь когда Стэнли Кубрик снял свою культовую «Космическую одиссею 2001», получившую «Оскар» за спецэффекты, он рассказал журналистам, что не смог бы обойтись без идей Клушанцева. Эффект невесомости, который так всех поразил в «Одиссее», наш режиссер использовал еще в 57-ом в «Дороге к звездам». Кинокамера неподвижна, а съемочный павильон вращается вокруг нее. Зрителю кажется, что космонавты парят. В действительности же актеры подвешены на тонких тросах. Камере они не видны, крепление находится за спинами людей.

А Джордж Лукас, знаменитый создатель «Звездных войн», назвал Клушанцева крестным отцом этого фильма. Во времена перестройки он даже приезжал в СССР и выражал желание встретиться со своим кумиром. Но встреча не состоялась: наши чиновники даже не знали, кто такой Клушанцев, а потом заявили, что он, наверное, уже умер.

1972-ой. Легкая магия из кубриковской «Одиссеи» как бы переливается в тягучий «Солярис» Андрея Тарковского. В отличие от Кубрика для Тарковского из всего набора стилистики фантастического фильма важен мыслящий Океан Соляриса. Задачу решает художник комбинированных съемок Александр Клименко. Весь Океан планеты был создан в одном тазу. Клименко обратился за помощью к химикам, и те посоветовали ему сыпать алюминиевый порошок в ацетон, при этом его разогревая. В результате появляются странного вида и цвета волны.

Москва - Кассиопея

В эпоху застоя фантастика в Советском Союзе становится весьма популярным жанром. В 1974 году в кинотеатрах показывают фильм режиссера Ричарда Викторова «Москва - Кассиопея». Вместе с комбинаторами Сергеем Ильтяковым и Галиной Шолиной спецэффекты придумывает оператор-постановщик фильма Андрей Кириллов, сын оператора «Яблочка».

Columbia Pictures не представляет

Голливудский постановщик спецэффектов продолжает исследование технических приемов советских комбинаторов. Скотака интересуют съемки батальных сцен и кораблекрушений. Американец внимательно изучает фильм Михаила Ромма «Адмирал Ушаков».

1952 год, рабочая площадка Одесской киностудии. Съемки комбинированных кадров осуществляют операторы Арецкий и Горбачев. Корабли использованы ненастоящие. Однако старинные парусники и фрегаты – не просто макеты, а действующие точные копии своих исторических прототипов. Для всей гигантской флотилии на киностудии создается отдельное море – специальный бассейн с водосбросами и ветродуями.

Для создания кинотрюков применяется метод «блуждающая маска». Метод разработан советским инженером Борисом Горбачевым. Актеры действуют на фоне экрана, излучающего инфракрасные лучи. Съемка производится сразу на две пленки, сложенные вместе. Одна из них чувствительна только к инфракрасным лучам. Обе пленки заряжаются в специальную съемочную камеру. После первой съемки на одной из пленок получилось бы изображение на черном фоне. Но ее пока не проявляют. Проявляют только пленку, чувствительную лишь к ИК-лучам. Изображение, полученное на этой пленке, и служит блуждающей маской.

Адмирал Ушаков

Черный силуэт закрывает собой ту часть кадра на обычной пленке, где уже сняты тонущие люди. Обе пленки заряжают в камеру еще раз и доснимают фон. Остальную часть кадра займут вода и горящие корабли.

В советском кино метод блуждающей маски позволяет воплощать самые невероятные и опасные трюки. Хотя Михаил Ромм довольно сдержанно отзывался об этой работе, батальные сцены из «Адмирала Ушакова» даже сегодня продолжают восхищать зрителей.

В своей книге о советских постановщиках спецэффектов целую главу американец посвящает знаменитой экранизации «Войны и мира», снятой Сергеем Бондарчуком. Из заметок Роберта Скотака: «Бесконечное число жертв – вот чем могли обернуться съемки фильмов, если бы не искусство комбинаторов».

1967 год, на экраны выходит самый дорогой в истории мировой кинематографии фильм «Война и мир». На Западе кинопродюсеры заговорили о советском кино всерьез. Сцена битвы при Бородино до сих пор считается самым грандиозным постановочным эпизодом в истории доцифрового кинематографа.

После премьеры в Моссовет идут письма: кто разрешил поджег исторических зданий Москвы? Конечно, никто столицу не поджигал, были возведены полномасштабные декорации, целый бутафорский город.

Война и Мир

История использования в советском кино домакеток и дорисовок начинается задолго до «Войны и мира» Бондарчука. Одним из ярчайших примеров является фильм «Падение Берлина», снятый в 49-ом Михаилом Чиаурели. По замыслу Сталина, Запад должен видеть в кино и навечно запомнить грандиозную битву советских солдат с немецкими агрессорами.

В картине чуть ли не каждый эпизод создается, как документальный кадр, будь то бомбардировка улиц или водружение знамени над Рейхстагом. Именно за спецэффекты к фильму впервые в истории отечественного кино художник Людмила Александровская и оператор Борис Арецкий получают Сталинскую премию. До этого комбинированные съемки так высоко не оценивались, в художественных фильмах о войне обычно использовалась документальная хроника.

Берлин второй половины сороковых уже восстановлен и разделен на секторы. Поэтому масштабный макет города создают на киностудии «Баррандов» в Чехословакии. Детализация была такой, что берлинские зрители узнавали свои улицы и дома. На территории 1500 квадратных метров из дерева, гипса и картона с абсолютной точностью строят десятки кварталов Берлина, более ста улиц и зданий. Такого в мировом кинематографе еще не было.

Одним из самых эффектных эпизодов фильма является сцена, когда советский солдат водружает Знамя Победы. Методом перспективного совмещения в кадре соединяются полноразмерные декорации и макет города, выполненный в масштабе 1:20. Только профессионал сможет увидеть границу, по которой проходит соединение изображений. Фрагменты того самого Рейхстага до сих пор хранятся в Музее Победы на Поклонной горе рядом с настоящими трофеями.

Эффектно взорвать, поджечь, снести с лица земли – в этой области комбинаторам нет равных. А если надо в одном кадре вернуть персонажу фильма молодость? На глазах зрителя за секунды люди молодеют сразу на пятьдесят лет. Оптический кинотрюк – и происходит чудо.
В реальной жизни к волшебству в Советском Союзе приравнивается даже возможность свободно передвигаться по миру. Кино заменяет людям собственные впечатления от путешествий.

Волшебная лампа Аладдина

1966 год, фильм-сказка Бориса Рыцарева «Волшебная лампа Аладдина» производит просто магический эффект на зрителей. Диковинные города, желтые пески Магриба и синие дворцы Багдада. Такой перед советским человеком предстает сказочная заморская жизнь.

Советские сценаристы любили отправлять своих героев за границу. Пусть хоть в кино попутешествуют. Классика нашего кино – фильм «Бриллиантовая рука», снятый в 68-ом Леонидом Гайдаем. Картина начинается с показа некого зарубежного города, которого на самом деле нет ни на одной карте мира. Макеты здесь занимают примерно 30% кадра, но зритель этого, разумеется, не замечает.

В целях экономии народных средств режиссеру запрещают снимать в капстранах. Поэтому съемки натуры заменяются выдумками комбинаторов. Миронова с Никулиным не отправляют за границу. Сцену фотографирования достопримечательностей они разыгрывают на фоне экрана, а минареты за спиной актеров впечатывают в кадр после.

Закон советских постановщиков спецэффектов гласит: чем совершеннее работа, тем незаметнее она в фильме. Режиссер Гайдай ставит перед оператором Всеволодом Якубовичем непростые задачи. К примеру, пусть герой Никулина выпадет из машины с высоты 150 метров. Машина действительно летела подвешенной к вертолету, но актеров в ней не было. А чтобы снять их под вертолетом, специалистам пришлось на кране поднять автомобиль и снимать действие на фоне инфраэкрана.

В семидесятых на киностудии страны поступают усовершенствованные камеры для комбинированных съемок. Новая техника завораживает комбинаторов. Внутри цеха на свет появляются НИРы – научно-исследовательские работы о применении спецэффектов.

Экипаж

В списке самых заметных советских трюковых фильмов начала восьмидесятых на первом месте у Роберта Скотака находится картина Александра Митты «Экипаж». На Западе этот фильм переворачивает все привычные стереотипы о нашем кинематографе. «Экипаж» снят в нетипичном жанре для советского кино, это фильм-катастрофа. В 79 году на него затрачивают 1200000 рублей, из которых 50% – это стоимость комбинированных кадров.

Можно сказать, что «Экипаж» служит энциклопедией нарушений всевозможных правил. Некоторые эпизоды абсолютно недостоверны. Но зрители этого не замечают, они сопереживают героям. В восьмидесятом году западная пресса сравнивает «Экипаж» с лучшими американскими картинами этого жанра. Только за первые месяцы проката фильм в СССР посмотрело более семидесяти миллионов человек.

11 апреля 92-го, Санкт-Петербург. Этой встречи Скотак ждал долгие годы. В крохотной квартирке на окраине города гостя из Голливуда встречает «похороненный» советскими чиновниками режиссер Павел Клушанцев. Скотак задает ему около пятидесяти вопросов. Павел Владимирович удивлен, что голливудский гуру не может найти объяснения трюкам тридцатилетней давности.

Клушанцев понимает, что Роберт Скотак – последний шанс спасти и сохранить крупицу его бесценных знаний. Режиссер передает американцу объемный труд с фотографиями, чертежами и описанием десятков кинотрюков. Сегодня этого не понять, но в начале девяностых с распадом СССР в стране царит хаос. Никому нет дела до каких-то веревочек и гвоздиков, с помощью которых и делалось большинство трюков в аналоговом кино. Клушанцев бесплатно передает Скотаку около 100 своих оригинальных изобретений. Эти приемы он применит в 97-ом при работе над голливудским блокбастером «Титаник».

Девяностые годы становятся последней и трагической вехой в работе отечественных комбинаторов. Многие режиссеры теперь смотрят на комбинированные кадры, как на неизбежное зло. Российское кино уповает на возможности новых цифровых технологий.

Ширли-Мырли

Когда в 1994 году Владимир Меньшов приступает к работе над картиной «Ширли-мырли», перед режиссером сразу встает вопрос, как снимать двойников. По сюжету одновременно в кадре должен присутствовать один актер, только в двух и даже трех ипостасях: Кроликова, Шниперсона и Алмазова.

Владимиру Меньшову хорошо известны классические сцены с двойниками. Почти за полвека до этого оператор Айзенберг блестяще справляется с этой задачей в фильме Александрова «Весна». У Любови Орловой появляется двойник. Трюк делается в камере, где попеременно снимается то левая, то правая часть кадра. Но как далеко шагнула техника за эти годы.

За помощью Меньшов обращается к зарубежным коллегам в Великобританию. Английские специалисты задачу принимают и спустя несколько недель подсчитывают стоимость своей работы: $3000 за секунду компьютерной графики. Режиссера едва не хватил удар. Вот тогда-то и вспоминают о старых добрых кинотрюках и приглашают оператора комбинированных съемок Владимира Васильева. Он успешно закрыл эту тему с помощью инфраэкрана.

В одном из кадров два героя должны действовать синхронно. Рождается чисто чаплиновский ход – рама без зеркала. Как снимать? Меньшов предлагает снимать на счет. На счет один персонаж Гаркалина поправляет бабочку, на счет два – тянется за сигаретой и так далее. Во второй половине кадра этот же актер синхронно повторяет все эти действия. Как и пятьдесят лет назад, кадры делятся пополам, пленка отматывается назад, и все повторяется сначала.

Звезда

2002 год, фильм режиссера Николая Лебедева «Звезда». Многочисленные взрывы идеально исполнены Владимиром Васильевым без применения компьютера давно испытанным способом: при помощи бутафорских макетов и пиротехники. Достоверность создается на пленке и органически сочетается с компьютерной реальностью.

В кинематографе 21 века потребность в трюковых кадрах выросла в десятки раз. Компьютерные технологии дают полную свободу для режиссерской фантазии и делают производство комбинированных кадров более дешевыми и доступными. Только теперь эффекты создаются не на пленке, а на экране компьютерного монитора. Инфраэкран уступил место зеленому фону – хромакею, а реальные объекты – трехмерным моделям. Компактные компьютеры заменили собой огромные макетные цеха и сложные трюковые кинокамеры.

Прогресс не остановить, и что-то из нашей жизни уходит безвозвратно. Жаль только, что поистине уникальный опыт советских комбинаторов оказался почти невостребованным в новом российском кино, все больше отстающего от западного.

Они не хватали звезд с небес - звезды сами спускались к ним на Землю. Советские художники и операторы комбинированных съемок. Работая на несовершенной технике, порой с минимальным бюджетом, они создали новый мир кино, который и сегодня не перестает удивлять даже самого избалованного зрителя. Ничего удивительного, ведь они великие комбинаторы.

oko.ru

Published 2 месяца назад

Комментарии

HD-кинотеатр ОКО © 2019.